Злоупотребление правом в банкротстве

Правомерно ли доведение третьим лицом, осуществляющим платежи по задолженностям должника, сумм основного долга до 299 тыс. руб. - порогового значения для инициирования процедуры банкротства?
 

банкротство новый порядокВ интересах участников гражданского оборота законодатель в ст. 313 Гражданского Кодекса Российской Федерации закрепил обязанность кредитора принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.

На практике использование данной нормы приобретает неожиданные реверансы. Яркий тому пример Дело № А53-2012/2015, ставшее предметом рассмотрения Экономколлегии Верховного Суда Российской Федерации. В своем Определении от 15 Августа 2016 Года № 308-Эс16-4658 (ООО «Битойл» против ГУП «Аксакайское ДРСУ») ВС выработал новый для судебной практики подход к определению пределов применения ст. 313 Гражданского кодекса об исполнении обязательства третьим лицом.

Фабула дела:

ООО «БМ-Транс» обратился в Арбитражный Суд с заявлением о признании предприятия банкротом.

Задолженность предприятия перед ООО «БМ-Транс»:

  • сумма основного долга – 850 223 руб.,
  • пени – 125 300 руб.

ООО «БМ-Транс» осуществил уступку права требования в пользу ООО «Битойл». Т.о., произошла замена кредитора ООО «БМ-Транс» на ООО «Битойл».

Третье лицо (ГУП РО «Азовское ДРСУ») произвело частичное погашение задолженности на сумму 551 223 руб.»

Сумма основного долга составила 850 223 ─ 551 223 = 299 000 руб.

Нормы Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 №127-ФЗ:

  • Для возбуждения процедуры банкротства учитываются только требования по основному долгу
  • Размер таких требований к юридическому лицу должен превышать или быть равен сумме в 300 000 руб. 
Кредиторы Сумма долга 
ООО "Битойл" (через уступку права требования от ООО "БМ Транс") 299000 руб*
ИП Нагулин 299000 руб*
ООО «Соль» 299000 руб*
ООО «АТК» 299000 руб*
ООО «ДРСУ-Дон» >300000 руб
*сумма долга была оплачена третьим лицом частично, тем самым остаток после погашения составил 299 000 руб.

Основываясь на указанных нормах права, Суды трех инстанций отказывали во введении процедуры наблюдения, в связи с тем, что на момент судебного заседания по проверке обоснованности требований задолженность была частично погашена – сумма основного долга не достигала требуемых 300 000 рублей.

Аналогичным образом третьим лицом были частично погашены долги предприятия перед другими кредиторами – ИП Нагулин, ООО «Соль», ООО «АТК».

Процедура наблюдения введена только по заявлению 5го кредитора ООО «ДРСУ-Дон».

Позиция экономколлегии Верховного Суда РФ:

  • Наличие нескольких требований, которые последовательно частично погашались третьими лицами так, чтобы сумма оставшейся задолженности не могла превысить пороговое значение, свидетельствует о неплатежеспособности должника.
  • Требования кредиторов в совокупности превышают пороговое значение. Таким образом, следует назначить судебное заседание по совместному рассмотрению указанных требований.

«Кроме того, у суда не могло не возникнуть сомнений относительно добросовестности ГУП РО «Азовское ДРСУ» и иных лиц, действия которых заключались в последовательном частичном погашении требований заявителей по делу о банкротстве предприятия до тех пор, пока суд не перейдет к рассмотрению заявления ООО ДРСУ-Дон».

Статья 10 Гражданского Кодекса «Злоупотребление правом» ограничивает пределы осуществления права запретом использовать его [право] для достижения социально вредных целей.

Суд усмотрел в действиях участников наличие явных признаков злоупотребления правом постольку поскольку:

  • третьи лица не преследовали цели погасить долги предприятия;
  • действия третьих лиц были направлены на лишение общества статуса заявителя по делу о банкротстве, в том числе на лишение предоставляемых данным статусом полномочий по предложению кандидатуры временного управляющего.

«Таким образом, ГУП РО «Азовское ДРСУ» использовало институт, закрепленный статьей 313 ГК РФ, не в соответствии с его назначением (исполнение обязательства третьим лицом), а поэтому у суда первой инстанции отсутствовали основания для отказа во введении процедуры наблюдения по заявлению общества и решении вопроса об утверждении кандидатуры арбитражного управляющего».

Итак, читателю следует задаться вопросом, с какой целью был использован рассматриваемый институт[институт закрепленный статьей 313 ГК РФ], зачем третье лицо погашает задолженности кредитора.

Как показывает практика, в тех случаях, когда возбуждается процедура банкротства, получение суммы основного долга является значительным успехом для кредитора. А взыскание  штрафных санкций – явление едва ли не исключительное. Третье лицо осуществляло платежи за должника, расходуя суммы, которые бы оно вряд ли получило при банкротстве. Отсюда можно предположить, что, по сути, юридическое лицо стремилось назначить арбитражного управляющего и, соответственно, контролировать процедуру банкротства. Номинал долга уже выплачен «чужим» кредиторам, тогда на чем же планирует заработать «благотворитель»?  Данный вопрос остается открытым. 

Верховный Суд направил это дело на новое рассмотрение. Однако высказанная в Определении позиция окажет внушительное воздействие на существующую судебную практику, игнорирующую общие положения Гражданского кодекса о злоупотреблениях правом.

Вывод: доведение третьим лицом, осуществляющим платежи по задолженностям должника, сумм основного долга может быть признано неправомерным в том случае, если истец в суде обоснует наличие признаков злоупотребления правом в действиях контрагентов, как-то: совершение действий с целью контролирования процедуры банкротства, нарушения прав и законных интересов кредиторов, неправомерного получения выгоды и т.п.

Адреса наших офисов

Флаг России
Fine life Москва
Флаг Кипра
Fine life Лимасол
Флаг Великобритании
Fine life Лондон
Флаг Грузии
Fine life Тбилиси
Флаг Греции
Fine life Афины